?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Share Flag Next Entry
27 мая. День двадцать первый.
apkadas

Ещё более странный, чем вчерашний.
Ум по-прежнему с трудом поддаётся контролю: иногда ко мне приходит такое чувство, что я один на планете. А мир вокруг, всё, что происходит со мной, вокруг – это такое бесконечное высокотехнологичное кино. И наблюдаю это со стороны, одновременно и испытывая, всё что на меня вываливается, и анализируя это… В самом эпицентре зоны отчуждения. Я сейчас понимаю, что как правило – моя модель взаимоотношений с окружающим меня социумом была – я отталкивался от него. Делал всё вопреки. Либо (хотя это была конечно ложная установка) – не зависимо, игнорируя его. Мне надо научится жить, взаимодействуя с людьми – как социосистемой. Каким бы несовершенным этот мир мне не казался…
Пару зарисовок этого дня…
Проснулся в 7:40 (умница!)
Шёл по питерским улицам (а я везде хожу пешком – денег на транспорт нет) как всегда с песнями. Настроение рулит! В итоге – пришёл к консерватории с новой песней. Орал её первые полчаса занятий за роялем. Вернее – мелодией песни, слова ещё только предстоит сочинить.
Усиленно сейчас учу вторую часть Патетической. Вообще, игра на рояле – род медитации. для полноценного занятия требуется полное погружение. Не возможно, к примеру, играть прелюдию и фугу Баха и одновременно планировать какие-то оргмоменты Фестиваля уличных музыкантов, или гонять из стороны в сторону в мозгу какие-нибудь обиды и несостыковки в отношениях. О! Это удивительное время, когда нужно полностью выключить все эти двадцать девять беговых дорожек, по которым, одновременно, проносятся разные мысли. И раствориться в музыке – в каждой ноте.
Я благодарен музыке, она часто выручает меня в момент, когда требуется поддержка, и никого нет рядом.
Возвращался я уже с другим настроением: опять накрыло, не знаю почему. И тут началось это искажение реальности. В начале у меня была серия неприятных разговоров с организаторами smm-семинара в Exspoсфере: меня откровенно отфутболивали, не хотели регистрировать – не буду вдаваться в подробности этой не слишком занимательной истории - но всё своё возмущение некомпетентностью этих ребят я, конечно, им высказал. Пожелав счастливого дня напоследок. Дальше меня атаковала на Грибканале какая-то толстая немолодая женщина. Посмотрела на меня так, оценивающе, и завела пластинку: «Помогите! Хотя бы на кусок хлеба! (тут из её глаз обильно потекли слёзы). Не дайте погибнуть».
А я в это время как раз перебираю, на что я потрачу последнюю бумажку в пятьдесят рэ и мелочь – мне жить на это ещё до 1 июня.
«На кусок хлеба? – сам внутри не менее взвинчен, чем она. Надлом какой-то, сплошная достоевщина. – Ну, пошли.»
Захожу в ближайший продовольственный: «Где у вас тут хлеб?», дама семенит за мной.
Ну что, какой хлеб, выбирайте?
«Ой – тут она хватает коржик за 27 рэ. - А можно это?»
«Угу.»
«А вот ещё – это,» – слойка за 35 рэ.
«У меня только пятьдесят рублей в кошельке,» - отвечаю мрачно.
Тут она начинает хватать всё с хлебобулочной витрины, пытаясь понять – что?
«Ой, ну должно хватить… А ещё попить.»
«У меня пятьдесят рублей!»
Она продолжает жонглировать булками: «Ну, как же без воды. Нельзя в сухомятку!»
Я молча выхожу из магазина…
На сенном рынке ко мне сначала подваливает улыбчивая продавщица, я иду с красной продовольственной корзинкой, как Красная шапочка из сказки (забирал последние кастрюли/сковородки с прошлой квартиры):
«Ой, а вы это не у нас взяли? Верните, пожалуйста, на место»
«Не верну на место. Это моя корзинка» - отвечаю возмущённо.
Продавщица рассасывается.
Потом покупаю на 65 рэ у бойкого и улыбчивого грузина овощей – 5 кг картошки, и килограмм кабачков. Заглядываю в то, что он мне там завернул: кабачки какие-то подозрительно рыхлые и покоцанные. Переламываю один пополам: он весь прелый. Иду обратно, предъявляю его весёлому грузину: «Что вы мне гниль понакидали» А у него как раз берут сейчас кабачки. Он меняет мне этот кабачок на другой – не менее покоцанный.
«Да этот тоже гнилой!»
Он уже швыряет в меня третий кабачок, более презентабельный на вид, только бы поскорей от меня отделаться… Второй падает на асфальт.
«У вас упало» - вежливо констатирует его коллега, второй продавец грузин, проходящий мимо.
«А, он всё равно гнилой!» - и я тоскливо дрейфую к выходу в полной уверенности, что купил килограмм белёсых кабачков, которые придётся все выбросить…
Такая вот проверка на прочность меня…
По целям: занимался на фортепиано около трёх часов – совсем осоловел. Ещё полчаса – сочинение музыки. В ВК шарился – сейчас полным ходом идёт раскрутка Фестиваля уличных музыкантов, и это трудно контролировать по честноку.
К вечеру настроение опять выровнялось: сбегал на турнички, поговорил с парнями из трудновыговариваемого молдавского города Рышканы – делаю о них пост в паблик посвящённый воркауту. У них там и вправду «жопа мира», власти разворовывают и так нищую страну, молодежь вся держит курс – либо на запад, в Италию, либо в Россию. Но они молодцы – живут одной семьёй, очень порадовали меня этим!
Вечером опять консерватория и – спать. Ни секунды свободной. Ребятыыыыыыыы, я наконец-то начал ценить своё время!
Такой вот странный день…
Иногда я начинаю себя чувствовать как игрок компьютерной игры: попавший на суперпродвинутый уровень…